У вас браузер internet explorer 6Если вы хотите зайти на наш сайт скачайте, пожалуйста, один из приведенных ниже браузеров. Это займет у вас совсем немного времени.

Из-за денег и футбол побоку

Удастся ли сборной России вырвать победу у Алжира? Почему нынешний чемпионат так разительно отличается от прежних соревнований? Откуда такая спортивная злость у чилийцев? А куда она делась у нашей сборной? Что помогает и что мешает команде сплотиться вокруг своего тренера, форварда, вратаря? Как влияет на игроков власть денег? На эти другие вопросы «Росбалту» ответил Николай Валуев, экс-чемпион мира по боксу и депутат Госдумы.

— Николай, вы болеете за «Зенит», следите за ЧМ по футболу, и вообще, говорят, знаток футбольного инсайда. Знаете, почему вылетели испанцы?

— Испанцы? Ну, поздновато уже жалеть этих ребят. Их судьбу теперь определит сама Испания. Даже выборы испанского короля не затмят этого события — что они приедут туда без медали. Хотя, по-человечески я им, конечно,сочувствую. Упали на ровном месте…

— Вы считаете, они вылетели заслуженно?

— Каждый заслуживает того, что он имеет.

— А о чем вы думаете, когда видите чемпионов мира, которые вдруг теряют свою корону и возвращаются домой не солоно хлебавши?

— О чем-то своем. Мне же известно, что значит терять корону, или, в моем случае, пояс чемпиона мира… Больше мотивов, чтобы вернуть свой титул. Ни на кого такая потеря плохо не влияла, лишь на тех, у кого нет духа. Чего уж про команду испанцев никак не скажешь. Просто теперь на их возвращение (что весьма вероятно) понадобится время. И все.

— Они ведь по любому входят в десятку сильнейших футбольных команд мира…

— Вот именно!

—  И этого у них никто отнимет. Так же как у вас никто не отберет того пояса чемпиона мира, который вы завоевали?

— А он в Думе лежит у меня, в моем кабинете. Кто ж его там отнимет? А второй дома находится. Так что эти два пояса со мной уже на всю жизнь. Есть и еще куча всяких мелких наград. Мое от меня никуда не денется.

— Ну и какая команда теперь у вас в кумирах?

— Меня сейчас спрашивают: кто для вас фавориты чемпионата? За кого вы будете болеть, кроме России? Я внимательно смотрел на игру испанцев, но не предполагал, что последует такое скорое разрушительное фиаско… А вообще на этом чемпионате, надо отметить, все необычно. И количество голов, забитых командами, и острота борьбы на вылет из группы, и новые открытия. Интереснейший чемпионат. Я так много футбола еще никогда не смотрел…

— Какие открытия вы имеете в виду?

— Сборная Чили. Их простой хулиганистой быстрой команды они превратились почти что в «дьяволов». Оставили в игре свою хулиганистость, но вместе с тем начали действовать по более реальному сценарию, который приводит их к победе. Сохранили скорость, стали более позиционными, и при этом, даже выигрывая явно, все равно пропагандируют наступательный стиль, не уходят куда-то в оборону, чтобы только дотерпеть до конца, а прут вперед. Мне нравится такая перемена. Ну, еще голландцы, португальцы…

— А наши?

— Конечно, нашей сборной по классу еще далеко до ведущих европейских команд, тех же испанцев. Но, если вдуматься — все дело в экономике. Почему за более крупные гонорары наши футболисты не умеют выкладываться как, например, Халк — и в «Зените», и на чемпионате мира? И это заметно во всем, хотя он очень высокооплачиваемый игрок и получает больше того же Денисова, который на него в свое время обиделся из-за разницы в зарплате… К сожалению, суммы гонораров и финансовые интриги волнуют умы наших футболистов гораздо больше, чем сам футбол.

Другой вопрос — почему наши футбольные клубы зачастую существуют помимо своих болельщиков? Я как петербуржец общаюсь с болельщиками «Зенита», и многие ребята отмечают, что у них нет прямой связи с клубом,а сами они выглядят как некая приставка. Тем временем, во всем мире, особенно в Европе, клубная система построена на болельщиках. Ими каждый клуб дорожит больше, чем кем бы то ни было. На них построено все: индустрия спорта, игры, стадионы… Когда эта обратная связь будет выстраиваться в полной мере, тогда у нас и игроки, возможно, станут вести себя как подобает.

— Станут попроще?

— Ну да. Вы же помните фразу Аршавина, которую он бросил болельщикам: «То, что мы не оправдали ваши ожидания — это не наши проблемы. Это ваши проблемы…»? Это отражает не только его мысли, но и, наверное,установки игроков всего российского футбола. Так что, может, собака-то здесь зарылась?

— На наших футболистов так действуют большие гонорары?

— Они самые. Игроки только между собой, получается, общаются, без участия болельщиков. А люди — как приложение к игре. От них мнения и реакции ничего не зависит… Вот какие отношения надо перестраивать.

— Может, поэтому и злости спортивной нет?

— Конечно! Это я вам как спортсмен говорю. Кто дорожит тем мнением, которое складывается о нем в обществе,тот еще раз подумает, как себя вести. На него же смотрят. А отсутствие боязни общественного осуждения и порождает высокомерное отношение к болельщикам. И в итоге, перефразируя Аршавина: «Вам и так сойдет. Довольствуйтесь и этим». А дальше уже выстраивается цепочка на сборную, чемпионат.

Могу противопоставить этому яркий пример недавнего прошлого — чемпионат мира по хоккею в Белоруссии. Там вся команда в основном была молодая, злая, и у них мотив был большой — себя показать и носом в грязь не упасть. А что думает наш футболист? «Да поеду я завтра в свой родной клуб, и будет у меня на счету, сколько я знаю, и будет все замечательно и хорошо».

— А у хоккеистов иначе?

— Приведу другой пример — когда случай низверг команду вниз. Наш хоккейный петербургский «Спартак». Смотрите, как эта команда в последние годы выступает, какие там гонорары, и проведите параллели. Шоу создать сумели, а хоккея не стало. То есть, какой-то хоккей есть, но явно не то, что было.

— Получается парадокс: чем больше спортсмены зарабатывают, тем хуже у них игра…

— Это не парадокс, а данность. Она отражается абсолютно на всех спортсменах, во всех видах спорта, и никуда от нее не денешься.

— Вы о деньгах?

— Конечно. Особенно, когда эти деньги неадекватно крупные. Плюс отсутствие хоть какой-то зависимости от внешних факторов, в первую очередь от болельщиков. «Типа — «Чего там? И так все хорошо. Зачем дергаться?». Кому-то необходимо карабкаться изо всех сил, чтобы добиваться победы, а эти уже достигли своего и довольствуются тем, что есть.

— Но ведь за рубежом иностранные футболисты тоже получают немалые гонорары, и при этом играют на совесть…

— Потому что они зависят от болельщиков. И выходки по типу Андрея Аршавина закачиваются изоляцией игроков. Что само по себе за границей большое и неприятное событие. А наши — ничего, отгораживаются…

— Говорят, что Россия — страна заборов. Они у нас самые высокие и самые длинные…

— Знаете, в прошлом году я проехал по Рублевке. И до этого не видел нигде, чтобы частные владения были окружены заборами высотой метров, наверное, в восемь. Там были деревья — старые клены и дубы высотой метров двадцать, а забор доставал им почти до кроны… Та же национальная черта отражается и на футболе.

Но заборы еще можно понять — кто-то не хочет, чтобы к нему заглядывали. Такое тоже бывает. Но выходя-то за забор можно себя изменить, не забывая, ради чего ты живешь и играешь, что на тебя смотрят люди?

— Иностранные легионеры играют иначе? Злость и мотивированность присутствуют?

— Я приводил в пример Халка. По «Зениту» это видно: смотришь, легионеры там носятся по полю, не филонят,творчески разыгрывают комбинации… И при этом, вспоминаю, Халку некоторое время приходилось искусственно адаптироваться в команде, даже, может быть, где-то вырывая мяч у наших игроков, и доказывая свою необходимость для команды путем забивания голов. Его высокий гонорар стал ему неприятен, что переросло в раздор внутри «Зенита». Был такой демарш, помните?.. Но если у зенитовцев есть желание зарабатывать столько же, сколько Халк, пускай тогда и играют, как он, а потом добиваются контракта с иностранным клубом.

— Будем надеяться, что на ЧМ наша сборная окажется злее других команд…

— А ей ничего другого не остается. Если наши сейчас не засуетятся, не в плане суеты на поле, а в скорости передвижения, точности пасов, разыгровки перед воротами, желательно в одно касание — тогда все окажется плачевно. Кроме Кореи, скорость игры у всех сборных высочайшая и сумасшедшая. Это я как непрофессионал футбола говорю, но, по крайней мере, скорость-то мы заметили.

— Какой ваш прогноз на игру с Алжиром?

— Честно говоря, прогноза у меня на этот матч нет. И даже ощущения определенного нет, интуиция молчит — настолько игра нашей сборной стала непредсказуемой. Как сыграют, так и сыграют. Последствия проигрыша всем ясны: если не удастся победить алжирцев, тогда домой, чай пить.

— Но наша сборная в принципе способна победить такого противника?

— Конечно, способна. Помешать этому может не отсутствие профессионализма — я думаю, что наши игроки достаточно профессиональны, и все мастера футбола. А отсутствие азарта, спортивной злости, желания любой ценой порвать противника, мысли типа «и так сойдет», «ну, проиграем — ничего страшного». Все упирается в цену победы, которую готовы заплатить игроки. Либо наоборот, не готовы, и тогда, мягко говоря, не рвутся бой.

— Фабио Капелло заявил, что со времен ЧМ-2010 сборная Алжира заметно изменилась к лучшему — стала сильнее,более скоростной и организованной…

— Ну вот и посмотрим, кто быстрее бегает.

— В чем еще, кроме влияния больших денег, отсутствие мотивации на победу?

— Надо искать причины в таких заезженных сегодня лозунгах, как ощущение большой страны за спиной. Желание послушать в итоге гимн родной страны, стоя на пьедестале. Такое, по идее, никто не отменял. Подобные вещи ломают любые установки и деньги. Возможно, эта мотивация на этот раз поможет нам перемолоть все лишнее.

— Она сильно проявилась в Сочи…

— А вы помните, как наши хоккеисты в Минске носили Знарка на руках? Сколько они рассказывали, как он сумел найти с ними общий язык? Все в один голос: «Мы его уважаем, он настоящий мужик». А это, наверно, высшее признание в Российской Федерации, авторитет тренера, умение сплотить команду и мотивировать ее порвать противника. Спросите наших хоккеистов — что ими двигало на чемпионате мира? Они не забудут сказать вам про Знарка.

— Чемпиона делает тренер, это его победа?

— Конечно. И со мной так же было. Мне, можно сказать, везло с наставниками. Но в тот момент, когда я переставал верить своему тренеру, мы расставались — чтобы не обманывать и себя, и болельщиков.

Беседовал Андрей Володин